Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Novogardia

 Вышел первый номер журнала «Novogardia» (журнал посвящен истории и исторической географии средневековой Руси с IX по конец XVII вв.)

Журнал публикуется в сети и доступен для скачивания: http://novogardia.info/index.php/1k/issue/view/4

Я в редсовете состою и в подготовке выпуска принимал посильное участие. 

Не все исследования близки по тематике, и не со всеми авторами согласен, но читать было всех интересно. Из «своего родного» могу особо порекомендовать Белова, Богданова, Ляпина и Савосичева. У Ляпина материал вкусный — можно цитировать в исторических пабликах. 

Да все остальное в журнале получилось очень читабельно — и в плане стиля и, на мой вкус, pdf_файлы хорошие.

Здесь можно оставлять честные отзывы.  Поскольку появился новый журнал, то должны быть оценки со стороны — что получилось, что нет, что можно  улучшить. Это именно для меня важно — раз уж взялся участвовать, надо следить за качеством материала. 

Мой комментарий к записи «Польша - несчастный ребенок с эксцентричными гиперактивными…

Короче вот, записал:

Мне часто приходилось слышать, что наша русская классическая литература – слишком серьезная, не остросюжетная, и не удовлетворяет потребностей любящих читать про войну мальчишек от 12 до 42 лет. И обязательно выражают сожаление, что у нас не было своих…. А вот кого своих – здесь называют разные имена. Можно сказать: «не было своих Дюма», но это скорее банальный пример (как поэт, значит Пушкин).
А чаще всего, когда русской классической литературе хотят поставить кого-то в пример в плане интересной военной истории, то называют три имени.
1. «У нас сплошная «Война и Мир» с философией и нравственными вопросами, а вот жаль что у нас никто не создал лихого рубилова с погонями, как Генрих Сенкевич, в своей «Трилогии»!» (В разных вариантах встречал в интернете довольно часто).
2. Другой пример про живопись. «Вот жалко, что у нас вечно искали серьезных тем, про Петра с сыном, про Ивана Грозного с сыном, про утро стрелецкой казни. А наша героическая военная история – это один Суриков, либо более ранние чуть ли не в античных костюмах. А вот бы был у нас свой Матейко и всю бы нашу историю в масштабных реалистичных полотнах бы изобразил!» (Тоже много раз такое читал).
3. И снова литература. «Вся эта классика с её сложными вопросами из жизни мне была неинтересна, если я чему и научился для реальной жизни, то из книг Сапковского». «А вот если бы сагу про Ведьмака опубликовали одновременно с «Войной и миром», никто ы сейчас не помнил бы про Льва Николаевича и не проходил бы в школе». (Это не совсем история, да и книгу я сам не читал, но оба утверждения и подобные им видел в сети не раз).

И вот, что интересно, когда нужно нашим классиком поставить что-то в пример в плане военной истории, именно эти три имени мне попадаются чаще всего. Создается впечатление, что когда надо нашей «скучной» литературе, да и живописи найти примеры для подражания, то поиск всегда упирается в одну соседнюю и близкую по языку страну. Над которой привыкли смеяться за гонор и за то, что они не полетели в космос. Но в плане военной истории, фентези и романтической живописи их превосходство постоянно приходится признавать.

Я думаю, что корни этого превосходства нужно искать не в «особо героическом средневековье», а в тех временах, когда творили Сенкевич и Матейко. То есть, в XIX веке. В это время Польша была разделена между тремя странами.

При этом одна – «великая литературная держава», давшая миру Толстого Достоевского и Чехова с их сложными нравственными вопросами ( и в этом же направлении двигалась наша живопись).

Другая – «великая музыкальная держава», давшая миру вальс, а также имевшую первенство в создании серьезной музыки, которую слушают с умным видом сидя в филармонии (Австрия).

Наконец, третья – «Великая философская держава», еще не став империей уже дала миру Канта, Гегеля (он не совсем из Пруссии, ну плюс-минус оттуда), а позднее и Маркса и Нидцше и других авторов умных и серьезных книг по основным вопросам мироустройства.

И вот Польша оказалась как мальчик-подросток в треугольнике строги наставников. Серьезная литература и философия и классическая музыка – из этого мира хочется вырваться создавая что-то романтическое, приключенческое. И про великое прошлое!

В итоге, пока «наставники» создают серьезное на мировом уровне, Польша выходит вперед в историко-романтическом направлении, в XIX веке это Сенкевич и Матейко, затем традицию «передовиков военно-исторического романтизма» подхватывает Сапковский, возможно есть и другие примеры.

Эти мысли были давно, после поста с видео вспомнил.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Забытый юбилей учителя

В январе я забыл.... Но вообще как-то тихо прошло. Пусть будет сегодня — как раз 90 лет + 90 дней. Текст — копипаста, рерайт и мое вперемешку. 

8 января 1931 года. 90 лет назад родился Руслан Григорьевич Скрынников. Известный советский и российский историк, доктор исторических наук, профессор Ленинградского, затем Санкт-Петербургского университета.

(Думаю, во френденте почти все знакомы и почти все могут вспомнить про его роль в своей жизни — у кого через книги, у кого лично). 

Множество людей узнавали историю 16-17 века по его книгам. Он сочетал в себе талант автора интересных книг и ученого-исследователя, способного по-новому взглянуть на источники.

Автор значимых исследований в области отечественной истории XVI—XVII веков: «Начало опричнины» (1966), «Опричный террор» (1969), «Иван Грозный» (1975) и др.

В работах по эпохе Ивана Грозного учёный полностью пересмотрел концепцию политического развития России в XVI веке и доказал, что опричнина никогда не была цельной политикой с едиными принципами.

Согласно Скрынникову, на первом этапе опричнина обрушила удар на княжескую знать, но эту направленность она сохраняла на протяжении всего лишь года. В 1567—1572 годах Грозный подверг террору новгородское дворянство, верхи приказной бюрократии, горожан, то есть слои, составлявшие опору монархии. В этот период террор был политической бессмыслицей.

Судя по всему, для Скрынникова было важно показать как развертывался маховик репрессий, которые начались, как традицонная борьба царя со знатью, а затем затронули широкие слои населения.


Collapse )

Теремок — враг не пройдет!

Сегодня ходили семьей на «Теремок» в Ярославский кукольный театр. Это не классический народный вариант, а известная пьеса в стихах С.Я. Маршака. Там, как многие помнят, тереок занимают четыре хороших зверя — мышь, лягушка, петух и ежик —  а затем приходят три хищника, волк, лиса и медведь, которые хотят разнести теремок и съесть запасы и петуха, но их удается отбить. Я сам выбирал эту пьесу, поскольку текст — все же классика, и драммотургия на уровне, а Маршак, как с годами становится ясно — один из лучших русских поэтов. Но была вещь, которая меня поразила. Я думал, что борьба хороших зверей с хищниками — это всего лишь чтобы сделать сюжет интересней и такое могли придумать в любую эпоху. Но оказалось, все не так просто. В конце, когда герои всех победили и повесилились, они уходят спать, а Ёж произносит финальный монолог — который и звершает песу (воспроизвожу по интернету) — 

А пока теремок - на замок.

Будет спать до утра теремок.

На покой собираться пора.

Только еж не уснет до утра.

Колотушкой он будет греметь,

Чтобы слышали волк и медведь,

Чтоб от этого стука лиса

Уходила подальше в леса!.

Еж — пограничник
Еж — пограничник
Collapse )

Новая голубиная книга

Написалось ещё в марте 2020 года. Потом вносил кое-какие правки. 


 Восходила туча сильна, грозная,
    Выпадала книга Голубиная,
    И не малая, не великая:
    А длины книга сорока сажень,
    Поперечины двадцати сажень.


 Ко той книге ко божественной
    приходили министры с депутатами, 


Приходили блогеры да стримеры


Приходил и простой народ.


Да Полиции с ОМОНом бесчисленно. 


   Никто ко книге не приступится,
    Никто ко Божьей не пришатнется.










А премудрый князь Захарий Лепович


Говорил ко всем слова разумные:




«Кто бы эту книгу разогнуть сумел


Прочитал бы словеса неведомые?»


Выходил тогда великий государь


Сам Владимир Царь со дружиною.


Говорил ко всем слова премудрые:


«Эта книга для всех заветная


Конституция всероссийская,


А писали её в годы прежние


В те лихие годы девяностые.


А писал её премудрый царь Борис


Он писал её целых восемь дней.


А читал её целых восемь лет. 


Помнил из неё только восемь слов


Праздничную дату принятия.


С той поры та книга не писана,


Не писана, да и не читана»


Подивились тому князья с боярами


Подивился весь православный люд


А премудрый  князь Захарий Лепович


Говорил к нему слова разумные:


«Ой-ты гой еси премудрый царь


Ты бери перо золоченое


Напиши нам поправки премудрые


Покажи нам мудрость государскую


Про наше житие, про святорусское,
    Про наше житие свету вольного:


Отчего пошла земля русская? 


Отчего у нас цари пошли?


Отчего пошел простой народ»


Отвечал тогда премудрый царь


Сам премудрый Владимир Владимирович


«Я по старой по своей по памяти
    Расскажу вам, как по грамоте: 


Collapse )

По итогам 2020

Год был не самом плохим ои по своему интересным, но многие проблемы решить не удалось и что будет дальше — не знаю. Пока все выходит грустно. но будем смотреть.

Но поскольку в публичном пространстве я всего лишь историк, то вот вкратце итог в виде всего двух публикаций (новых на следующий год я не подготовил, если что). 

Молочников А.М. Приходная книга смоленского монастыря 1609-1610 годов — публикация монастырской приходной книги из Смоленского архива 1609-1611 годов. 

И конечно, главная статья у меня:

Молочников А.М. Мастера подкопного дела в осажденном Смоленске (новые данные о саперной службе в 1609-1611 годах) 

Для меня эта работа была важна, а уж как для других — не знаю. Теперь новые статьи не скоро появятся. 

Если смотреть других коллег, то по 17 веку в этом году самая важная книга Ляпин Д. А. На окраине царства: повседневная жизнь населения Юга России в XVII веке

Художественным событием года стал Драгон.

А из статей — пожалуй тоже про орудие в честь царевича Федора. Еще много стали писать о русско-турецких войнах конца 17 века — но здесь, увы, пока не было сил углубляться. 

Дела Сибирские - книга про Енисейск

нашего коллеги Павла Николаевича теперь в сети. Много уточнений по новонайденным архивным документам. Примечательна тем, что, оказывается, можно изучать сибирскую историю находясь в Сибири, и при этом изучая множество рукописей из Москвы и СПб. К сожалению, не всем историкам нестоличных городов (даже в европейской части России) удается преодолеть удаленность от архивного материала. Но в данном случае удалось. 

Кому удобнее вконтакте, кому удобнее во фейсбуке

Барахович П.Н. Енисейск в XVII–XVIII столетиях. Малоизвестные страницы истории.
Научный редактор: д.и.н. проф. Быконя Геннадий Федорович.


Содержание

Введение...................................................................................................4

Раздел 1. Малоизвестный документ об основании Енисейского острога.......................................................................................................6

Раздел 2. Из истории укреплений Енисейского острога и арсеналов Енисейского уезда в XVII–XVIII столетиях.........................................15
Приложение к разделу 2. «Книги острожного строенья» и книга беломестных казаков Енисейского уезда.........................................64

Раздел 3. Из истории енисейских церквей
в XVII–XVIII столетиях...........................................................................77
Приложение 1 к разделу 3.
Переписная книга духовенства Енисейского уезда 1720 г..........142
Приложение 2 к разделу 3.
Копия описи енисейского Богоявленского собора 1759 г...........148

Раздел 4. Росписные списки енисейских воевод 1683 и 1740 гг. ................................................................................................................163

Collapse )

Щитом и мечом.

Рецензию на мульт «Крепость» так и не сделал. За пять лет (как раз с даты премьерного показа - 29-10-15) мнение не сильно изменилось. Да, есть недостатки, аляповатости, но чувствуется, что авторы знакомы с серьезной литературой, а может и с источниками, а главное заметно сопереживание персонажам, что в современном кино удается редко. Вообщем, начинать знакомство с историей с этого мульта можно и нужно. 


О Кирпичникове ("литул").

История не моя, но пока помнится, сохраню. Достаточно давно дело было.

Есть «Книга Полоцкого похода 1562-63 года». Сейчас ее хорошо знают, как источник по численности русского войска. Её теперь даже для времен Куликовской битвы привлекают, для сравнения. 

Так вот долгое время она была доступна для специалистов по публикации Сапунова, кажется 1886 года... Это уже в потом появились сразу две публикации 2004 года. 

И вот там есть раздел о наборе пеших лучников. И в самой первой, а потом и во второй публикации было сказано про требования к их вооружению:

«... и наряду б у них было: саадак и литул с луком и с стрелами..»

И когда один доцент (он рассказал эту историю) изучал книгу , он и задался вопросом — а что это за «литул»?

Решил спросить у лучшего специалиста по оружию— у Кирпичникова. 


— Литул? А где вы увидели? Сейчас посмотрю. Да, интересно. Вы знаете, я раньше не обращал внимания. Надо подумать, если найду — позвоню. 

Так и договорились. А вскоре доцент нашел ответ. Он говорит, что решение обнаружилось во сне («и с тех пор я поверил в историю с Менделеевым»).

Сразу же наутро позвонил Кирпичникову.

— Здравствуйте, Анатолий Николаевич,

— Здравствуйте, догадались в чем дело?

— Да!

— я тоже!

.... возникла небольшая пауза....

— Анатолий Николаевич, не будем спорить о первенстве, вы только скажите — Вы тоже думаете, что это частица?

— Да!

....Вот так было раньше... Сейчас-то эта загадка про «литул» кажется несложной, но ведь и время сколько прошло, и искать было сложнее, и ценность любых находок была другая. 

Collapse )

Об одной книге 1939 года

Возрождение исторической памяти присходило у нас в стране во второй половине 1930-х годов. 

В 1939 году в Смоленске вышла книга к 330-летию обороны города в Смутное время.

Полное название: Смоленская оборона. 1609-1611 гг. : [сборник исторических и литературно-художественных материалов] / [ред. В. Мальцев]. - Смоленск, 1939. 

В соответсвии с названием вкнигу вошли произведения как историков, так и писателей (а также художников и картографов). Причем, вторые явно пользвались наработками первых.

Составитель сборника ичторик В.П. Мальцев (он кстати жил в Ленинграде) по-видимому написал предисловие, а также статью «Историческое значение обороны Смоленска 1609-1611 годов». На основе статьи он в 1940 году написал научную монографию об обороне.

Смоленский историк Даниил Маковский написал более популярный очерк «Осада Смоленска». В отличии от Мальцева, он в последующие годы историей обороны не занимался, а писал труды по социально-экономической истории Смуты и крестьянским восстаниям (но в итоге он вышел на более широкое дискуссионное поле и непременно упоминается в разборах историографии о Смуте).

В художественном разделе представлены в основном три работы. 

Поэма «Скоморох Овсей Колобок». Её написал Николай Иванович Рыленков (1909—1969) — третий после Исаковского и Твардовского смоленский поэт из крестьянской среды.

Collapse )