Novogardia

 Вышел первый номер журнала «Novogardia» (журнал посвящен истории и исторической географии средневековой Руси с IX по конец XVII вв.)

Журнал публикуется в сети и доступен для скачивания: http://novogardia.info/index.php/1k/issue/view/4

Я в редсовете состою и в подготовке выпуска принимал посильное участие. 

Не все исследования близки по тематике, и не со всеми авторами согласен, но читать было всех интересно. Из «своего родного» могу особо порекомендовать Белова, Богданова, Ляпина и Савосичева. У Ляпина материал вкусный — можно цитировать в исторических пабликах. 

Да все остальное в журнале получилось очень читабельно — и в плане стиля и, на мой вкус, pdf_файлы хорошие.

Здесь можно оставлять честные отзывы.  Поскольку появился новый журнал, то должны быть оценки со стороны — что получилось, что нет, что можно  улучшить. Это именно для меня важно — раз уж взялся участвовать, надо следить за качеством материала. 

Обо мне в сети:

В жизни ученого и писателя главные биографические факты – книги,
важнейшие события – мысли!
В.О. Ключевский.


Статьи по Смоленской обороне:

Молочников А.М. Земский совет в осажденном Смоленске и его влияние на патриотический подъем 1610-1611 годов// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. — 2017. — № 2. — C. 46-50 (Читать статью).

 Молочников А.М. «У Государева дела, у «слухов»: саперная служба в Смоленске в 1609–1611 гг. [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2014. — Т. V. — С. 23-70. (Читать статью)

Про даточных людей (Русский Север):

1. Молочников А.М. Даточные люди черносошных земель в войске Ивана Грозного: лыжная и судовая рать [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2013. — Специальный выпуск. I. Русская армия в эпоху царя Ивана IV Грозного: материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны. — Ч. I. Статьи. Вып. II. – C. 203-226 (Читать статью).

Статья была написана для специального выпуска по армии Ивана Грозного.

 На статью поступила рецензия от уважаемого antov_d  и вот мой ответ.
Общая рецензия на сборник от Александра Ильича Филюшкина.

Про стрельцов (Смоленск):
Молочников А.М. Смоленские стрелецкие приказы и их руководители в Смутное время [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2012. — Т. III. — С. 321-369. (Читать статью).

Молочников А.М. Стрелецкие сотни в смоленской обороне 1609-11 гг. К проблеме статистического анализа. // Четвертая Международная научно-практическая конференция «Война и оружие. Новые исследования и материалы». 15-17 мая 2013 г. Санкт-Петербург. ВИМАИВиВС. 2013. С. 262-272. (Читать статью).

Про дворян (Смоленск):
Молочников А.М. Смоленский служилый город Смутного времени. Часть I. Поместное верстание 7114 (1605/06) года [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2013. — Т. IV. — С. 292-321. (Читать статью).

Молочников А.М. Родословие Вараксиных и "Повесть о победах Московского государства"// Смутное время в России в начале XVII века: поиски выхода. К 400-летию "Совета всея Земли" в Ярославле. Материалы Международной научной конференции. Ярославль, 6-9 июня 2012 года. М., 2012. С. 326-330 (Читать статью).

Просто для истории...

Узнал, что оказывается в Петербурге 2 мая случился коллапс, из-за шоу дронов над Невой. К счастью, обошлось благополучно. 

Это шоу было приурочено к началу туристического сезона. 

И надо же, как раз 2 мая у меня внезапно произошел очередной "бенефис" с микрофоном в автобусе. Правда, у меня все было гораздо раньше, с 12:30 до 15:00. И хотя экскурсия не была блестящей (половина маршрута обзорной уже была перекрыта) , все-таки ее удалось провести в усеченном виде, не заехав в пробку и даже показать мраморный дворец и Летний сад с другого берега Невы и часть людей проводив на кораблик. 

Иногда импровизация, наоборот, делает экскурсии более яркими — но это высший профессионализм. У меня получилось без взлета, но и без падения, с учетом необычного времени и долгого простоя во время поветрия. 

В целом старт сезона (или все-таки «бенефис»?) состоялся. 

Подъезжая под Ежоры.

26 апреля — 2 мая был в СПб.

На обратном пути домой рассказываю: на Фарфоровской делали Фарфор, на Обуховской делали сталь, Рыбацкая, там где жили рыбаки. А есть еще Ижоры, на реке Ижоре. 

— Там, наверное, ёжики живут!

Даже и не думал, что можно так услышать.  Про волков на Волхове и Волховстрое знаю с детства, а вот про главное место обитания ежей Ленобласти узнаю первый раз. 


Мой комментарий к записи «Польша - несчастный ребенок с эксцентричными гиперактивными…

Короче вот, записал:

Мне часто приходилось слышать, что наша русская классическая литература – слишком серьезная, не остросюжетная, и не удовлетворяет потребностей любящих читать про войну мальчишек от 12 до 42 лет. И обязательно выражают сожаление, что у нас не было своих…. А вот кого своих – здесь называют разные имена. Можно сказать: «не было своих Дюма», но это скорее банальный пример (как поэт, значит Пушкин).
А чаще всего, когда русской классической литературе хотят поставить кого-то в пример в плане интересной военной истории, то называют три имени.
1. «У нас сплошная «Война и Мир» с философией и нравственными вопросами, а вот жаль что у нас никто не создал лихого рубилова с погонями, как Генрих Сенкевич, в своей «Трилогии»!» (В разных вариантах встречал в интернете довольно часто).
2. Другой пример про живопись. «Вот жалко, что у нас вечно искали серьезных тем, про Петра с сыном, про Ивана Грозного с сыном, про утро стрелецкой казни. А наша героическая военная история – это один Суриков, либо более ранние чуть ли не в античных костюмах. А вот бы был у нас свой Матейко и всю бы нашу историю в масштабных реалистичных полотнах бы изобразил!» (Тоже много раз такое читал).
3. И снова литература. «Вся эта классика с её сложными вопросами из жизни мне была неинтересна, если я чему и научился для реальной жизни, то из книг Сапковского». «А вот если бы сагу про Ведьмака опубликовали одновременно с «Войной и миром», никто ы сейчас не помнил бы про Льва Николаевича и не проходил бы в школе». (Это не совсем история, да и книгу я сам не читал, но оба утверждения и подобные им видел в сети не раз).

И вот, что интересно, когда нужно нашим классиком поставить что-то в пример в плане военной истории, именно эти три имени мне попадаются чаще всего. Создается впечатление, что когда надо нашей «скучной» литературе, да и живописи найти примеры для подражания, то поиск всегда упирается в одну соседнюю и близкую по языку страну. Над которой привыкли смеяться за гонор и за то, что они не полетели в космос. Но в плане военной истории, фентези и романтической живописи их превосходство постоянно приходится признавать.

Я думаю, что корни этого превосходства нужно искать не в «особо героическом средневековье», а в тех временах, когда творили Сенкевич и Матейко. То есть, в XIX веке. В это время Польша была разделена между тремя странами.

При этом одна – «великая литературная держава», давшая миру Толстого Достоевского и Чехова с их сложными нравственными вопросами ( и в этом же направлении двигалась наша живопись).

Другая – «великая музыкальная держава», давшая миру вальс, а также имевшую первенство в создании серьезной музыки, которую слушают с умным видом сидя в филармонии (Австрия).

Наконец, третья – «Великая философская держава», еще не став империей уже дала миру Канта, Гегеля (он не совсем из Пруссии, ну плюс-минус оттуда), а позднее и Маркса и Нидцше и других авторов умных и серьезных книг по основным вопросам мироустройства.

И вот Польша оказалась как мальчик-подросток в треугольнике строги наставников. Серьезная литература и философия и классическая музыка – из этого мира хочется вырваться создавая что-то романтическое, приключенческое. И про великое прошлое!

В итоге, пока «наставники» создают серьезное на мировом уровне, Польша выходит вперед в историко-романтическом направлении, в XIX веке это Сенкевич и Матейко, затем традицию «передовиков военно-исторического романтизма» подхватывает Сапковский, возможно есть и другие примеры.

Эти мысли были давно, после поста с видео вспомнил.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Всадник и конь.

Выразительная статуя Марка Аврелия. 

Фотограф И.Э. Воеводский. Музей в Капитолии (там же и Волчица). Пример, как на куске бронзы вырезать две пары очей — императора-философа и его коня. Должно быть кликабельно. 

Между прочим, статуя прижизненная. 

А родился он 21 апреля 121 года, голосом Боярского — тысяча девятьсот свечей!

...а на площади в Риме стоит копия. 

Посольские войны

Был такой велижский староста Олександр Гонсевский... Личность в нашей истории не самая приятная. Щучейскую и Порецкую волость в перемирное время посылал воевать, короля Сигизмунда на поход в России подзуживал, Москву сжег в 1611 году. В отличие от дипломатичного Жолкевского был явным неприятелем Московского царства. 

Надо сказать, что враг был суровый и с сильным характером. В 1606 году отправился с посольством в Россию на свадьбу Лжедмитрия и после гибели самозванца и воцарения царя Василия два с лишним года провел в заключении в России. Вернулся только в августе 1608 года. 

Собственно, царь Василий был готов его отпустить. Мол, тебя не ко мне присылали, можешь ехать к своему королю. Только вот тебе грамота, передай Сигизмунду. 

А в грамоте, которую предлагалось принять Гонсевскому, была московская версия переворота и претензии к Речи Посполитой. Польский король обвинялся в организации самозванческой интриги и похода против России, а также на него возлагалась вина за разграбление казны. То есть, несмотря на убийства королевских подданных в Москве в ночь переворота, виноватыми должны были оставаться в Речи Посполитой. 

Collapse )

"Слово о полку Игореве" в zoom

Сейчас все проводят зум-конференции и вот я тут с месяц назад подключался к обсуждению по «Слову о Полку Игореве». Правдя, был я там скорее зрителем и в кадре не появляюсь. 

Но вопрос задал. Один из спикеров неожиданно стал гнуть линию за Зимина и против Зализняка, то есть, что «Слово» могло быть написано в XVIII веке. И в качестве одного из примеров сказал — подозрительно, что там затмение упомянуто. Это как будто специально, чтоб известное природное явление описать и таким образом создать «эффект подлинности». Я написал в чате, что вообще-то затмение и в летописи упомянуто не изолированно, а в том же контексте, что и «Слово». То есть, что затмение видят Игорь с дружиною и воспринимают как дурной знак, но потом Игорь убеждает идти вперед — это все есть и в рассказе Ипатьевской летописи. И я об этом написал (потому что как раз это отрывок из летописи перечитывал незадолго до), но спикер как-то обошел мои замечания.

Если захотите послушать -нужно иметь ввиду, что это не тот формат, как у «популяризаторов науки», здесь корее обсуждение начных вопросов, просто выложенное в эфир. Но я знаю, что в моей ленте найдутся любители. Кстати, это второе заседание, а первое было по Кронштадскому восстанию. 

А тема с летописным рассказом о походе Игоря весьма интересна, там действительно на редкость подробная для летописи фабула, причем она сильно совпадает с фабулой поэмы (щнамение, побег, плен и пр.). И в летописи тоже есть поэтические описания и литературные отсутпления и монологи, но иные, чем в «Слове» (например, в Ипатьевской летописи Игорь попав в плен кается, что воевал против своих же братьев и покорял города Руси). Так что сюдет о причинах совпадений весьма интересеню 


Ретро-анонсы

Перевернутые анонсы классических комедий. А за кого переживаете вы?

***

Неразлучные друзья-колхозники приезжают на Кавказ на заработки. Они устраиваются охранять казенную дачу. На самом деле, им приходится работать аниматорами на свадьбе секретаря райкома и знакомиться с местными обычаями. Но что-то пошло не так. На дачу под  предлогом борьбы с эпидемией проникает сбежавший из психбольницы студент со своим приятелем в костюмах врачей и с запасом мощного снотворного в шприцах. В то же самое время невеста секретаря райкома решает угнать машину с территории казенной дачи. Удастся ли нашим героям поймать угонщицу и обезвредить липовых врачей до того, как снотворное начнет действовать? 

***

На этот раз у несгибаемого стража порядка управдома Бумшу ждет нелегкое испытание. На вверенную ему домовую территорию проникает вор-рецидивист. В то же время инженер Тимофеев в своей квартире нелегально проводит опасные опыты по совмещению исторических эпох. Из-за совместных действий раздолбая-изобретателя и хитроумного мошенника в наши дни проникает самый опасный царь в истории России, а Бунша и редивист остаются в прошлом.  Суровому управдому приходится взять бразды правления в оставшейся без правителя стране. Удастся ли ему предотвратить мятеж, остановить вторжение татар и шведов, а главное – вернуться в свое время и восстановить порядок на своей домовой территории? 

***

Collapse )

95 лет...

Мой старший из учителей Юрий Георгиевич Алексеев родился 15 апреля 1926 года. (День его кончины также близко: 13 апреля 2017 года, почти в 91 год, —  4 года назад).  

Он начинал, как исследователь русского крестьянства. Писал труды по крестьянскому землевлаедению, по псковской судной грамоте, по Судебнику 1497 года. 

Затем стал стал биографом Ивана III и специалистом по его эпохе.

В последние годы занимался многочисленными военными походами Ивана III. Кость военного историка у него была всегда. Он получил военно-морское образование и только когда был списан на сушу по ранению, поступил на заочное отделение исторического факультета. 

Я слушал его курсы «Аграрная история России», «Военная история России (1 часть)», спецкурс «Походы русских войск при Иване III» и посещал спецсеминары. Мне он запомнился как преподаватель (в том числе экзаменатор и редактор курсовоых работ) больше, чем как автор книг. 

Познакомились мы в 2004 году, когда он начал курс по Аграрной истории. Это был уже второй курс и мы уже про всех преподавателей либо хорошо знали, либо что-то слышали. До этого я про него слышал. Например, Скрынников с ним спорил в книге Трагедия Новгорода, когда рассуждал о новгородской демократии. Поэтому я знал, что Алексеев критикует новгородскую вечевую демократию. И еще я знал, что он патриотических взглядов. И что он старше Скрынникова и Фроянова, старше всех на кафедре. Исходя их этих фактов, я думал, что он очень кондовый старик, в стиле «тащить и не пущать».

Collapse )